Category: литература

ведьма, черная кошка

Набросок северной сказки

Мне всегда нравилось, что чуть не любое мероприятие, к которому приложили руку эсперантисты, непременно несет в себе встречу с людьми, обожающими свою культуру, свои языки и песни. Это может показаться странным, ведь согласно одному довольно массовому заблуждению эсперанто призван заменить собой все национальные языки. Но это, конечно, не так. Наоборот, эсперанто мог бы помочь сохранить свою языковую независимость даже самым крохотным, почти забытым в большом мире культурам. Помочь нам остаться разными. Но это теория, сегодня речь не о ней. А о том, как мне нравится сталкиваться с такими вот маленькими, еще совершенно живыми и самобытными культурами, видеть, как по-своему их представители воспринимают мир. Бесконечно интересно слушать тех, кем тебе никогда не удастся стать. Ведь, как говорил один ученый: «Люди на равнинах и в горах по-разному вдыхают и выдыхают воздух».
Так вот новый маленький, для меня почти сказочный мир, был мне подарен позавчера на пятом Московском фестивале языков. Фестиваль представлял собой два концерта - в начале, и в конце - и много маленьких семинаров о языках, которые можно было выбирать на свой вкус. Еще на первом выбранном мной прозвучала одна фраза древнеегипетского мудреца: «если хочешь узнать мудрость, о которой пока действительно ничего не знаешь, не спрашивай мудреца, спроси женщину, которая моет зерно». Эта фраза была началом дня, обещанием маленькой, но важной сказки. Если хочешь узнать страну, ее мир, ее сказку, не спрашивай ее историков и профессоров, спроси простого человека. Мудрого простого человека.

Мудрый простой человек



Так вот этим замечательным человеком оказалась приехавшая на фестиваль из Литвы женщина, родившаяся где-то далеко от современного мира, в небольшом городке у моря. Как без труда можно отличить горца от жителей равнин, так не похожи на нас и люди, родившиеся у моря, не похожи своей простотой, прямотой, безыскусной искренностью. И именно эта сказка о море, его людях и их языке была мне подарена в тот день.
Не могу обещать, что все это действительно рассказала замечательная латвийская женщина в национальном платье и платке на голове – ведь у моря всегда холодный ветер, может что-то нарисовало мне мое воображение. Речь шла о маленькой деревушке, где все люди рыбаки и пастухи, деревушке стоящей на мысе, с двух сторон овиваемом ветром, гонящем волны так, что на носу мыса они сталкиваются и с брызгами разбиваются друг о друга. Это холодное, северное море, безучастное и темное. Живя у моря век за веком, люди не забыли, зачем говорят и почему танцуют. Поют как живут и живут как поют. Слова о ветре похожи на шум ветра, а слова о воде похожи на шепот воды. А слова о холоде такие холодные, что и в теплом кабинете пробирает дрожь. Язык песенный, не лишенный тонов, это только люди равнин забыли, откуда в словах тона. А здесь у моря – это неотъемлемая часть жизни. Слово, что используют на корабле, непременно отразит, в тоне, качающую волну. А то слово, что кричит с берега ждущая любимого из моря, женщина, непременно летит тоном вверх. И танцы там – не просто чтоб кокетничать и хвастаться. Вот, например танец пастухов – топнуть посильнее, хлопнуть погромче, чтобы напугать свиней и заставить их идти куда надо. И водят хоровод – не как у нас, а вчетвером – правая ладонь на запястье правой руки друга и так – по кругу. Получается свастика – древний, как само море, символ солнца. А еще и в языке, и в песне, важно лишь самое первое слово, остальное ветер унесет и утопит в море, остальное лишь песок. Вот так говорят люди у моря, так и живут. Женщины и мужчины. А кто важнее у моря, женщина или мужчина, спрашивает кто-то. У моря таких вопросов не возникает. Одна женщина никогда не сделает то, что сделает мужчина, много же женщин – справятся. Так и мужчина не сделает того, что может женщина, много же мужчин – сделают. Все должно быть просто и ясно у моря, ведь все и всех ясно видно на белом приморском песке.
Вот такая вот картинка – сказка. И видится мне холодное море, маленькие почерневшие от времени лодки привязаны к старым деревянным столбам на берегу, черные волны накатываются на белый, северный песок, за песком снег, а в снегу маленькие дома с окошками, чуть согревающими ледяную морскую темноту. А в домике сидит такая вот женщина в простом народном платье и сказывает простые, безыскусные и мудрые северные сказки.
ведьма, черная кошка

Игрушечные муми-тролли

Никогда не испытывала особенной нежности к самой сказке, но герои ее вдохновляют неизменно, очень одушевленные они, очаровательные.

Муми-тролли



Правда, мне нравится один рассказ, про Снусмумрика и весеннюю песню. Романтик и странник, Снусмумрик не захотел делиться впечатлениями с маленькой смешной зверушкой, обожавшей его. Он боялся, что рассказанные воспоминания уйдут. А потом, когда понял, что подаренные кому-то еще, они, напротив, обретут смысл, зверушка уже выросла и не пожелала слушать. Теперь у нее было много своих забот. А главное, весь этот рассказ пропитан прозрачным, печально-весенним настроением.