?

Log in

Previous Entry | Next Entry

День 6
15 стран. В разговорах и не только. В Исландии живут тролли. Что за глупости - большие как горы? Это в какой-нибудь Дании, а наши, настоящие исландские тролли чуть поменьше человеческого роста. А в Росси как, понравилось? Писатель из Японии возводит руки к небу. Не то слово. Пять дней ехал по ней на поезде – сказка: засыпаешь – леса, просыпаешься – леса, читаешь – леса. И так пять дней. Вы не любите страшные сказки? Странно, а мы, в Италии считаем, что они помогают детям сжиться с собственными кошмарами. А кроме разговоров – новогоднее печенье из Франции, тропические фрукты, и шампанское, о чудо, из самой Шампани.
Наконец, добралась до лекции по астрономии, на которую хотела попасть не один год. На бледном в светлой комнате экране появляются звезды, восходят и ползут по экрану вверх. Звезды – купол над землей, купол, где замерли созвездия, звездные рисунки, рисунки сказки, рисунки мечты. Драконы, киты, птицы, древние герои и их возлюбленные, остановившиеся в повседневной своей суете. Нет больше суеты. Замерли, светятся счастливым звездным светом. Век за веком, всегда. Где же ты, Ананка? Шучу, конечно, с детства помню, что звездные очертания – всего лишь плод фантазии маленьких, хрупких, сотканных из материи людей. Далекие друг от друга, разбросанные по вселенной, лишь с земли звезды напоминают мифические очертания. И никто и никогда не замирал навечно в звездном куполе. Красивая лекция, а на экране меркнет ночь и наступает утро. Звезд не видно, а выдуманные очертания и не думают терять своей яркости.
Первого января нельзя не совершить хоть маленькую прогулку. Это снова был парк, на сей раз светлый, с подсохшими розами на кустах и противно-гордыми гусями в озере. Кстати, сказка началась именно с озера. Я смотрела на гусей, когда заметила, что на воде загорелся первый, рыжеватый фонарик, второй скользнул и исчез на том берегу, на макушке маленького поезда. Так они и загорались, один за одним, изменяя все вокруг. Дубы светились золотым, ивы – розовым, березы – зеленым. Озерцо превратилось в сказочную поляну фей, а на кустах выросли коконы светящихся, спящих бабочек. Поляны, испещренные фонарями самых разных форм еще и звучали, тихими мелодиями – у каждой своя. Но самым нежным и печальным оказался пасущийся вдалеке, за железной дорогой, табун световых лошадей.

Я восхищаюсь умением немцев не изменять природу своим искусством, но подчеркивать, углублять осмысливать ее красоту. Я не знаю картины более подходящей первому дню нового года, нежели это царство природы и разноцветных фонарей.

День 7
Начался с лекции, стоявшей в моем списке посещений с самого начала. Лекция была посвящена поговорочному проекту моего друга, проекту огромному и кропотливому настолько, что я, со своим железным терпением, представить подобного не могу. А еще, маленький кусочек этого проекта (подробнее на http://proverbaro.net) был со мной на протяжении такого сложного, самого сложного в моей жизни, теперь уже прошлого года в виде поговорочного календаря для записей. В моем случае, для рисунков. Один из самых ценных подарков, которые мне доводилось получать.

А еще у этого дня получился совсем особенный вечер. В кнайпо всегда много поют, много играют, но этот вечер был просто исполнен музыки, музыки поднимавшей с мест, заставлявшей танцевать, как умеешь, без стыда, с кем хочешь, без стыда приглашая. Еще одна славная черта IF, твой, Ананка, подарок, отсутствие стеснения. Где угодно, но не сейчас. Там, в большом мире, где существуют мириады дней, можно ждать и раздумывать, здесь есть всего неделя, неделя, чтобы сказать и сделать все то волшебное, что почти запрещено в обычной жизни, так боящейся всего по-настоящему сильного.
Звучит множество песен, и без всякого стеснения, я знаю, что некоторые из них спеты для меня, именно для меня. Они еще звучат, я еще помню их звуки, голоса. Подожди еще немножко, слышишь? Пусть они звучат.